Ученые СПбГАСУ проводят исследования, посвященные загрязнению газифицированных квартир оксидами азота. Эти вещества появляются в воздухе после сгорания бытового газа. Проблема загрязнения квартир оксидами азота исследуется коллективом ученых кафедры теплогазоснабжения и вентиляции СПбГАСУ под руководством профессора А.Л. Шкаровского. Результаты этого исследования опубликованы в журнале “Architecture and Engineering”.

Александр Леонидович Шкаровский — д.т.н., профессор СПбГАСУ, академик МАДИ, профессор Технического университета г. Кошалин (Польша). Он автор более 200 научных публикаций, его авторству принадлежит гипотеза о пульсационном накоплении оксидов азота в турбулентном пламени. Ученый принимал участие в международных конференциях в Российской Федерации, Португалии, Японии, Словении, Австралии, Турции, Франции, Польше. В сферу его научных интересов входит:

Теория и практика повышения эффективности и экологичности использования топлива;

Методы повышения эффективности термического обезвреживания парогазовых выбросов;

Теория и практика снижения загрязнения воздушного бассейна при сжигании топлива;

Повышение эффективности систем теплоснабжения.

– Большинству из нас на бытовом уровне известны угрозы нашему здоровью, связанные с загрязнением окружающей среды. Чаще всего говорится о глобальных изменениях климата, хорошо известны также показатели загрязнения воздуха, воды и почвы на более низких уровнях мониторинга — региональном и локальном, таком как городской район. Именно на локальном уровне, принимая решение о покупке квартиры или переезде, мы рассматриваем вопрос о наличии промышленности в этом районе или автомобильных магистралей с интенсивным движением — говорит Александр Леонидович Шкаровский.

По мнению ученого, существует еще более низкий уровень мониторинга, гораздо более близкий нам, который, тем не менее, парадоксально ускользает не только из-под нашего внимания, но и из сферы внимания ученых-экологов. Это воздух квартир, в котором мы проводим почти третью часть своей жизни.

Нормы, принятые в нашей стране, вообще обходят этот вопрос вниманием. Единственное нормативное требование касается момента сдачи домов в эксплуатацию — содержание вредных веществ в воздухе квартир не должно превышать норм, установленных для наружного воздуха. Другими словами, использованные строительные материалы не должны выделять вредных веществ.

– Но после того, как в квартиру въезжают жильцы, ситуация меняется, особенно в газифицированных жилищах. В отличие от других устройств для сжигания топлива (котлов, промышленных печей), продукты сгорания от газовых плит поступают непосредственно в воздух квартир. Единственное, что предусмотрено для их удаления — это небольшая вентиляционная решетка. Поскольку в этой атмосфере люди могут пребывать значительную часть своей жизни, даже невысокая концентрация вредных веществ, поступающих с продуктами сгорания, может представлять угрозу для здоровья и жизни людей, — говорит Александр Леонидович Шкаровский.

По его мнению, в первую очередь это относится к высокотоксичным оксидам азота, которые неизбежно образуются даже при хорошо организованном сжигании топлива. Исследовательский коллектив под руководством проф. А.Л. Шкаровского кафедры теплогазоснабжения и вентиляции СПбГАСУ в течение многих лет занимается изучением этого вопроса. В последние годы, благодаря договору о международном сотрудничестве, усилия кафедры были объединены с достижениями технологического университета г. Кошалин (Польша).

Первым этапом исследований было сравнение нормативов различных стран. Это тем более важно, поскольку, как уже было сказано, российские нормы не содержат требований по загрязнению воздуха жилищ. Нормы некоторых стран, например, Польши, оговаривают требования именно по жилым помещениям. Во многих странах говорится обобщенно о «внутренней среде», с дальнейшим подразделением требованиям по времени воздействия: 15 минут; 0,5 часа; 1 час; 8 и 24 часа, и, наконец, 1 год (то есть постоянная, так называемая «фоновая» концентрация).

Этот анализ позволил обосновать для дальнейшего рассмотрения нормы для рабочей зоны, то есть для 8 часов воздействия вредных веществ на человека. Примерно столько времени в среднем мы проводим в своих квартирах, но газовая плита работает не все это время. Поэтому логично ориентироваться на промежуточную величину. Для польских норм по содержанию диоксида азота (NO2) это колеблется в диапазоне 0,7…1,5 мг/м³, а по российским должно быть меньше 2,0 мг/м³.

Перед началом экспериментальных исследований были проведены теоретические расчеты, определяющие возможный уровень загрязнения воздуха газифицированных квартир оксидами азота. Расчеты показали, что при нормально функционирующей вентиляции концентрация оксидов азота в помещении кухни может достигать 9-11 мг/м³. Это значительно превышает российский норматив даже для максимальной разовой концентрации (5 мг/м³). Человек же в помещении кухни может пребывать значительно дольше предусмотренной этим показателем экспозиции, то есть 15 минут.

Серия экспериментальных исследований подтвердила предварительные теоретические выводы. Результаты показывают, что при обычных условиях эксплуатации газовой плиты в значительной части помещения кухни на высоте дыхания имеет место высокая концентрация оксидов азота (до 20 мг/м³). Это значительно выше максимального разового значения ПДК для NOх, приводимого в нормах различных стран (например, 5 мг/м³ в российских нормах). При этом во всем помещении отмечено наличие оксида углерода в количестве до 5 мг/м³.

Исследователи делают вывод: длительное пребывание человека в атмосфере, загрязненной оксидами азота, создает опасность для его здоровья и требует незамедлительных действий специалистов. С одной стороны, необходимо введение нормативов по содержанию вредных веществ в воздухе жилых помещений. С другой стороны, необходимы технические действия по улучшению вентилирования газифицированных квартир.