Специалисты Центра независимых социологических исследований (ЦНСИ, Санкт-Петербург) опубликовали в журнале Political Geography статью, посвященную проблемам социализации и социальной защищенности в России трудовых мигрантов из стран Средней Азии. Особое внимание ученых привлекло положение нетрудоспособных членов семей мигрантов. Исследование поддержано грантом Российского научного фонда (РНФ).

«Несовершенства системы породили институт полулегальных коммерческих посредников, “оказывающих помощь” мигрантам. На этом фоне особенно важно отметить проводников иного рода — тех, кто, обладая определенными полномочиями принимать решения на уровне повседневности, даже при отсутствии специальных документов, “на свой страх и риск” помогает устроить детей мигрантов в школы, оказать им медицинскую помощь, решить проблемы с регистрацией. Именно эти профессионалы — работники сферы образования, здравоохранения, специалисты профильных НКО — руководствуясь гуманитарной стратегией и зачастую просто здравым смыслом, берут на себя ответственность исправлять системные ошибки и помогают мигрантам встраиваться в российские реалии», — отмечают авторы работы, научные сотрудники ЦНСИ Елена Никифорова и Ольга Бредникова.

Статья опирается на разработки международной академической дискуссии о границах и политиках разграничивания (borders and bordering) — действиях государства, определяющих политическое, социальное, культурное и символическое значение государственных границ. Российская миграционная политика рассматривается как политика дифференцированного разграничивания (differential bordering), так как пересечение границы и освоение новой территории оказываются более или менее сложными для разных групп мигрантов.

Материалами для исследования послужили официальные документы, статьи, интервью с чиновниками, представителями социальных служб, правозащитных организаций и самими мигрантами. С некоторыми из них авторы исследования поддерживали связь на протяжении нескольких лет.

На основе этих материалов ученые проследили изменения миграционного законодательства и государственной политики в постсоветской России, сравнили две волны миграции, которые наблюдались в 1990-е годы и в настоящее время, проанализировали предусмотренные законодательством ограничения для мигрантов и сложности, с которыми они сталкиваются в реальной жизни. Кроме того, авторы работы исследовали изменения включенности мигрантов в социальные процессы и отношение к ним местного населения.

Фото: экзамен для трудовых мигрантов. Источник:...

Фото: экзамен для трудовых мигрантов. Источник: Елена Никифорова

По приведенной ООН статистике, в 2017 году Россия занимала четвертое место в мире (после США, Германии и Саудовской Аравии) по количеству иммигрантов. При этом нынешняя волна иммиграции не первая для постсоветской России. Падение советского строя и конфликты в бывших республиках СССР вызвали приток как русского населения, так и людей других национальностей на территорию России в 1990-е годы. Но на фоне общих преобразований в стране эта волна миграции прошла практически безболезненно. Помогло этому и общее прошлое, и общий язык местного населения и иммигрантов.

В 2000-е годы ситуация значительно изменилась: трудовая миграция стала преобладать над гуманитарной, вызванной притеснениями по политической, национальной принадлежности. Оформился список стран, из которых приезжает наибольшее количество мигрантов, в десятку лидеров вошли девять стран бывшего Советского союза (первые места у Украины, Узбекистана и Таджикистана) и Китай. Жителей этих стран подталкивают к переезду затянувшиеся экономические (а часто и политические) кризисы, высокая безработица и низкие зарплаты.

Еще одно значимое отличие второй волны миграции заключается в том, что и переселенцы, и местное население пополнилось поколением, не имеющим опыта жизни в одной стране, Советском союзе, а знание русского языка в среде мигрантов значительно снизилось. Все это привело к тому, что приезжие из бывших советских республик стали восприниматься как «чужие», в противовес «своим», местным жителям, гражданам страны. Причем это разделение можно проследить и на уровне общественного мнения, и в государственной миграционной политике.

Как отмечают авторы статьи, проблемы мигрантов (даже проживающих на территории страны законно) во многом связаны с тем, что государство воспринимает трудовую миграцию как временное явление, в то время как сами мигранты могут проводить в стране многие годы и обзаводиться семьями. Регулируя проникновение в страну трудовых мигрантов, государство оставляет вне поля своего внимания нетрудоспособных членов их семей, не обеспечивая им необходимой социальной защиты. Оформление документов, необходимых для включения мигранта в систему соцзащиты, требует времени и денег и осложняется излишней бюрократизацией, коррупцией и постоянным изменением правил и порядков.

Другое следствие затягивавшегося, но все еще «временного» пребывания мигрантов в России — их слабая социализация, включенность в социальные процессы. Низкая квалификация большинства мигрантов не позволяет им рассчитывать на высокооплачиваемую работу, и многим приходится соглашаться на очень длительный рабочий день, чтобы оправдать свой переезд в другую страну. В результате у многих из них не остается времени и сил как на какое-либо общественное участие, так и на создание семьи и воспитание детей.

Если же семья создана (или человек перевез ее из родной страны), то возникают проблемы с оформлением документов, необходимых для законного пребывания на территории России неработающих членов семьи: детей и ухаживающих за ними матерей. Получить место в детском саду или устроить ребенка в школу для мигрантов также намного сложнее, чем для местных жителей.

Все перечисленные условия приводят к тому, что трудоспособные люди, собирающиеся переехать для работы в Россию, оказываются перед выбором: либо оставить семью в родной стране, либо перевезти ее и обречь неработающих родственников на постоянные поездки на родину (оставаться в России на законных основаниях они могут только 90 дней). Такая государственная политика, по мнению авторов исследования, недальновидна как с точки зрения рынка труда (на фоне демографического кризиса в России), так и в плане социальной напряженности, которую создает большое количество исключенных из общественной и культурной жизни мигрантов.