Памятники бронзового века на территории Южного Урала уже несколько десятилетий являются объектом активного изучения археологов всего мира. Ученые Южно-Уральского государственного университета совместно с иностранными коллегами из США и Германии больше 10 лет исследуют синхронный некрополь — Каменный Амбар-5 в 280 км от Челябинска. Достижения современной генетики позволили найти ответы на многие загадки древнейшей истории.

Андрей Епимахов

Андрей Епимахов

Современная археология и загадки бронзового века

Сотрудники и студенты Института социально-гуманитарных наук ЮУрГУ под руководством Андрея Епимахова, доктора исторических наук, профессора кафедры отечественной и зарубежной истории, ведут раскопки на юге Челябинской области. Каменный Амбар — укрепленное поселение бронзового века, расположено в Карталинском районе, на левом берегу реки Каргайлы-Аят. Четыре тысячи лет назад здесь жили люди, обладавшие особым жизненным укладом, уникальными культурными традициями и мировоззрением. Созданные ими укрепленное поселение и погребальные комплексы сегодня представляют особый интерес для археологов.

«Современная археология — очень динамичная дисциплина. Сегодня большая роль отводится междисциплинарным исследованиям. Так помимо окружающей среды и условий жизни древних людей, мы занимаемся изучением их социальных отношений. Наша цель — расширить имеющиеся представления и открыть новые аспекты жизни древнего населения. Прежде всего, мы изучаем людей и стараемся в максимальной полноте восстановить историю их жизни и т.д., в этом мы сходны с этнографами», — рассказывает Андрей Епимахов.

Международная команда, состоящая из ученых Южно-Уральского государственного университета и Университета Питтсбурга (США), занимается изучением останков, найденных в могильнике Каменный Амбар-5. Физические антропологи провели тщательное исследование, с целью выяснить возраст каждого индивида, его расу, страдал ли он заболеваниями и были ли у него травмы.

«Одной из загадок этого могильника является то, что здесь нет взрослых людей старше 50 лет, а около 70% захороненных — дети разного возраста. Причем хоронили их с полным обрядовым циклом, включая инвентарь и жертвоприношение в виде домашних животных — овец. Взрослых хоронили преимущественно с коровами, лошадьми и собаками».

ДНК расскажет о древних жителях Южного Урала

Ученым удалось собрать материалы ДНК в большом количестве. Расшифровка генома позволила определить пол детей. Генетики подтвердили догадки археологов, что девочки были захоронены с украшениями, а мальчики с орудиями труда. Исследование останков жителей Каменного Амбара показало, что социализация и раздельное формирование гендерных стереотипов у них начинались в 2-3 года.

«Также останки были исследованы на наличие каких-либо заболеваний, но следов эпидемий или опасных болезней обнаружить не удалось. Но такое небольшое число людей достигших биологической зрелости, свидетельствует о том, что окружающая среда не была благоприятной, и жизнь этого народа была скоротечной, и достигала в среднем, пятидесяти лет», — делится ученый ЮУрГУ.

На месте раскопок было обнаружено большое количество военной атрибутики: копье, фрагменты колесниц. Но тщательное исследование показало, что в сражения они не участвовали. По одной из версий, это была группа мигрантов, которая пришла на территорию нынешнего Южного Урала.

Откуда они пришли и чем занимались?

Миграция бронзового века представляла собой довольно сложный процесс. Она была постепенной, и в этот процесс были вовлечены представители разных культур. Сегодня ученым понятно, что миграция осуществлялась по направлению с запада на восток. Но если в культурном плане хорошо прослеживаются черты ряда культур Восточной Европы бронзового века, то генетически, как ни странно, были обнаружены сходства с народами Центральной Европы (современная территория Германии, Польши).

«Были проведены реконструкции по черепу, и теперь мы можем наглядно представить, как выглядело население, останки которого были обнаружены в могильнике Каменного Амбара. Это были южные европеоиды с хорошим профилированным лицевым скелетом, выступающим носом, — продолжает Андрей Владимирович. — По сравнению с местным населением, они были более субтильными. Это тоже подтверждает, что они были мигрантами: предшественники тоже европеоиды, но другие».

Также ученым удалось проверить гипотезу о том, что жители поселения были скотоводами и земледельцами. Исследователи смогли получить большую коллекцию макроостатков растений. Анализы показали отсутствие культурных злаков, что опровергает теорию о земледелии.

«Мы смогли установить, что они собирали дикорастущие растения, отчасти занимались рыболовством и охотой. Но эти отрасли были вспомогательными, основой жизни было разведением коров, овец, лошадей. Поэтому с большой долей уверенности можно говорить, что это были оседлые скотоводы», — утверждает Андрей Епимахов.

Результаты многолетних исследований нашли свое отражение в статье «Скоротечная жизнь: оседлое скотоводство в Центральной Евразийской степи в Средние бронзовые века», опубликованной в высокорейтинговом научном журнале «American Journal of Human Biology», входящем в наукометрические базы Scopus и Web of Science.