Тюменские ученые установили большие различия внутривидового разнообразия ели на территории востока Европы и Сибири. Свои исследования они проводили на особо охраняемых природных территориях. Изучали особенности фенотипов, выделяемых на основе метрических показателей формы семенных чешуй — главного диагностического признака елей европейской и сибирской.

— Изучение фенотипической структуры популяций елей до сих пор выполняется путем визуально-описательной оценки, то есть субъективно. В результате нередко получаются несопоставимые результаты даже для одних и тех же районов. Использование метрической оценки признака и выделение на этой основе фенотипов особей позволит проводить математическую обработку результатов и получить объективные данные по структуре популяций, — рассказал профессор кафедры ботаники, биотехнологии и ландшафтной архитектуры ТюмГУ, ведущий научный сотрудник Тюменского научного центра СО РАН Станислав Арефьев.

Биологи изучали еловые шишки, анализируя коэффициенты сужения и вытянутости верхней части чешуи. По разности этих показателей они выделили девять районов распространения популяций ели разных фенотипических групп.

Оказалось, что наибольшая длина шишек и наибольшая частота особей фенотипов ели европейской наблюдается в национальном парке «Беловежская пуща», Карпатском, Центрально-Лесном и Окском заповедниках. На этих территориях отсутствуют отсутствуют фенотипы ели сибирской, доля промежуточных фенотипов незначительна. Противоположную группу по всем показателям составляют Лапландский, Висимский, Юганский, Сохондинской и Витимский заповедники, располагающиеся в ареале ели сибирской.

В промежуточной группе оказались национальный парк «Чаваш Вармане», заповедники «Кологривский лес», Волжско-Камский и Пинежский. В первых двух ель несколько ближе к ели европейской, в остальных — к сибирской.

По мнению С. Арефьева, использованный прием изучения фенотипического разнообразия популяций ели может быть использован в практике лесосеменного районирования и выделения лесосеменных резерватов.