Ученые ТюмГУ проанализировали международный опыт оценки и подтверждения компетенций, полученных в неформальном обучении. Политика признания компетенций на международном, национальном и локальном уровне даст возможность изыскать наиболее перспективные модели такого обучения. Исследование выполнено при поддержке РФФИ в рамках научного проекта «Неформальное образование как фактор развития человеческого капитала».

«Каждая страна разрабатывает свои механизмы оценки и признания неформального, спонтанного обучения. Они учитывают ее исторические, социально-культурные и экономические особенности. И ориентированы на решение конкретных социальных проблем: снижения безработицы, адаптацию мигрантов, популяризацию обучения в течение всей жизни», — рассказала доцент кафедры общей и экономической социологии ТюмГУ Марина Кичерова.

В странах ЕС существуют утвержденные механизмы признания неформального образования, они опираются прежде всего на сертификацию профессиональных компетенций. Как показало исследование, примером здесь может служить Франция, где система признания неформального образования существует более 17 лет и позволяет подтвердить около 1300 видов квалификаций и сертифицированных навыков. Полученные квалификации регистрируются в Национальном квалификационном реестре и признаются наравне с полученными посредством обычного обучения.

В настоящее время некоторые страны расширяют возможности оценки квалификаций соискателей и включают в процедуры сертификации признание их практического опыта социальной деятельности, волонтерской работы.

Как пояснила М. Кичерова, отдельное измерение мировой образовательной среды представляет онлайн-обучение. Изначально целью распространения таких курсов было продвижение бренда университетов. Однако вскоре европейские страны стали активно включать МООК в систему обучения на протяжении всей жизни. Примером могут служить платформа OpenupEd, а также проекты EMMA, HOME, Moonlite и SCORE2020.

Кстати, в 2017 г. был создан Европейский консорциум МООК, призванный повысить престижность онлайн-курсов в Европе с помощью программ по признанию микросертификатов (дипломов, полученных в результате прохождения курсов).

По мнению социологов, одной из причин отсутствия долгосрочных эффектов от распространения неформального онлайн-образования в Европе и мире считалось отсутствие признания такого вида обучения. Однако уже в 2018 году 49 мировых университетов предлагали в общей сложности 370 бесплатных онлайн-курсов с возможностью сертификации обучения.

К примеру, спецификой системы признания компетенций и навыков в странах Азии и Среднего Востока является использование университетов в качестве платформы для сертификации.

Одной из стран с высокоразвитой системой признания компетенций неформального образования является Австралия, где это движение было запущено в 1995 году. В Канаде политика признания неформального образования сконцентрирована на результатах предыдущего обучения и практической деятельности. США является мировым лидером по распространению и признанию онлайн-обучения: в настоящее время его бесплатно предоставляют ведущие университеты страны в таких сферах, как компьютерные технологии и IT, инновации и предпринимательство, робототехника, на платформах FutureLearn, edX, Kadenze, Coursera и других.

По мнению ученых, уровень распространенности и признания неформального образования важно для развития человеческого капитала. При этом эксперты отмечают, что система непрерывного образования, составной частью которой является неформальное обучение, в России до сих пор не сформирована. Агентами развития неформального образования в нашей стране являются некоммерческие организации и бизнес-структуры, реализующие образовательные проекты, создающие коммуникативные площадки и апробирующие инновационные образовательные технологии. Однако эти практики разрозненны. По данным Организации экономического сотрудничества и развития, в числе наиболее серьезных препятствий к неформальному обучению граждане РФ называют сильную занятость на основном месте работы (27% респондентов), высокую стоимость неформального обучения (24%), неудобное время или место проведения занятий (15%).

«Институционализация новых практик — это всегда сложный социальный процесс, и форсирование событий «сверху» порой приводит к результатам, противоположным запланированным, — говорит Марина Кичерова. — Ограниченное количество проведенных процедур сертификации неформальных компетенций в РФ, вполне вероятно, связано и со слабой информированностью населения о новых возможностях подтверждения компетенций, и с недоверием работодателей к новым инструментам признания квалификаций».

Причины низкой вовлеченности населения в такие практики требуют отдельной проработки и дальнейшего изучения.