Исследован Y-хромосомный генофонд популяций Южного Казахстана, в том числе девяти кланов, составляющих трибу уйсунов, потомков легендарного Майкы бий. Оказалось, что шесть кланов уйсунов имеют сходный генетический профиль, а три клана от них отличаются, так что версия об общем происхождении подтвердилась лишь частично. Из трех версий происхождения уйсунов происхождение от древнего народа усуни и от дарлигин-монголов не подтверждается доминирующими гаплогруппами. Генетические данные говорят в пользу их происхождения от нирун-монголов с возможным включением других линий из Центральной Азии.

Для казахов, как и многих других народов Центральной Азии, характерна клановая структура общества. Эта особенность благоприятна для генетических исследований, поскольку принадлежность к клану передается по мужской линии, так же, как и Y-хромосома. Поэтому изучение Y-хромосомного генофонда позволяет проследить историческое формирование популяций. Казахские и российские генетики провели такое исследование для популяций Южного Казахстана, статья с результатами работы опубликована в журнале BMC Genetics , первый автор Максат Жабагин, (Назарбаев Университет и Национальный центр биотехнологии, Нур-Султан, Казахстан), ведущий автор — профессор, заслуженный деятель науки РФ Елена Владимировна Балановская (Медико-генетический научный центр, Москва).

Казахские кланы сгруппированы в три больших социо-территориальных группы, называемые старший, средний и младший жузы. Большинство казахов Южного Казахстана принадлежит к 12 кланам старшего жуза. В соответствии с традиционной казахской генеалогией шежере, девять из этих кланов имеют общего предка, известного как Майкы бий. Исторические источники упоминают, что он возглавлял западную часть Золотой Орды при хане Бату, старшем сыне Чинхисхана. Эти девять кланов — потомки Майкы бий образуют трибу уйсун. Относительно ее происхождения есть три гипотезы. Первая выводит ее от ранних усуни — это кочевой народ, живший с II века до н.э. на севере Китая; две другие версии предполагают, что уйсуны появились в результате миграций из Монголии.

Для выделения ДНК были собраны 490 образцов крови у мужчин, принадлежащих к 11 кланам южных казахов (восьми кланам уйсунов и трем другим кланам старшего жуза). В анализе были также использованы ранее полученные данные по 549 образцам из 25 популяций, а также 133 образца из базы, полученной представителями гражданской науки — генетической генеалогии.

Y-хромосомы в изученной выборке южных казахов относились к 27 гаплогруппам, причем больше половины в выборке (51%) принадлежали к трем ветвям гаплогруппы С2. Одну треть (34%) составили гаплогруппы J (13%), N1a1a (7%), Q (7%), и R1a1a (7%). Для большинства кланов южных казахов основной является гаплогруппа C2-M217. Она наиболее часта в шести из восьми кланах уйсунов (дулат, албан, суан, шапырашты, ошакты и сары-уйсун) и также наиболее часта в клане жалайыр, не принадлежащему к уйсунам. Что касается шести кланов уйсунов, то у них доминирует самая частая ветвь этой гаплогруппы C2-ST (40%). C2-ST известна как стар-кластер (ST). Эта линия очень быстро распространялась по евразийским степям в период Монгольской империи, ее предположительно ассоциировали с гаплотипом Чингисхана или его родственников. Для остальных двух кланов уйсунов наиболее часты другие гаплогруппы: N1a1a для сиргели и J1 для ысты.

При сравнении генетических портретов отдельных кланов ученые отмечают, что три клана (ысты, сиргелы и ошакты) отличаются специфическим генетическим профилем. В то же время шесть кланов уйсунов (сары-уйсун, дулат, албан, суан, шапырашты и шакшам), так же как клан жалайыр, не относящийся к уйсунам, имеют сходные генетические портреты. Таким образом, гипотеза о едином происхождении уйсунов подтверждается лишь частично.

Ученые проанализировали гаплотипы, входящие в доминирующую у уйсунов гаплогруппу C2-ST. На построенной филогенетической сети гаплотипы образовали пять кластеров. Гаплотипы уйсунов вошли в три из них. Кластер γ назвали «кластером уйсунов», в кластер α кроме уйсунов вошли гаплотипы клана жалайыр, кластер β ранее был определен как кластер клана керей среднего жуза (с севера Казахстана). Возраст образования трех кластеров гаплотипов, определенный по анализу мутаций, составляет 700-800 лет, что соответствует времени жизни легендарного предка уйсунов — Майкы бий (XIII вв.).

Рассматривая три версии происхождения уйсунов, генетики основывались на том, что доминирующая у них хромосома — это C2-ST. Версия происхождения от кочевого народа усуни не проходит: единственный образец усуни, изученный на сегодня, принадлежит к гаплогруппе R1a1a, так же как и другие древние образцы из бассейна реки Тарим в северном Китае. Гаплогруппа R1a среди уйсунов встречается не часто (6%). Что касается монголов, они, в соответствии с историческими данными, разделились на две ветви: нирун-монголов и дарлигин-монголов. Единственный клан дарлигин- монголов, который был генетически изучен, это конырат (кунгират). У него с высокой частотой (86%) присутствует гаплогруппа C2, но другая ветвь, не та, что найдена у уйсунов. Гаплогруппа C2-ST кроме уйсунов ранее была определена в нескольких других генеалогических линиях нирун-монголов, а также у хазарейцев, которых считают себя прямыми их потомками.

Комментирует первый автор статьи к.б.н. Максат Жабагин: «Есть источники, которые указывают, что предок-основатель уйсунов Майкы бий восходит к генеалогической линии нирун-монголов баарын. Генетика показала, что, во-первых, большая часть кланов уйсунов действительно восходит к одному предку. Во-вторых, возраст этого предка совпадает с временем жизни легендарного Майкы бий. Поэтому он вполне мог быть предком уйсунов. К тому же, кроме уйсунов «стар-кластер» C2-ST ранее был обнаружен и в других генеалогических линиях нирун-монголов, к ним относиться и род кият-борджигин, из которого происходит Чингисхан. С ним и его родственниками генетики связывали широкое распространение «стар-кластера» в Азии».

Источник:

Maxat Zhabagin, Zhaxylyk Sabitov, Pavel Tarlykov et al. The medieval Mongolian roots of paternal lineages from South Kazakhstan // BMC Genetics. 2020. Volume 21 Supplement 1. Article number: 87 https://doi.org/10.1186/s12863-020-00897-5

Контакты:

Максат Жабагин, к.б.н., Национальная лаборатория Астаны, Назарбаев Университет, Национальный центр биотехнологии, Нур-Султан, Казахстан, mzhabagin@gmail.com

Олег Балановский, д.б.н., профессор РАН, Институт общей генетики РАН, balanovsky@inbox.ru

автор пресс-релиза: Надежда Маркина, к.б.н., Институт общей генетики РАН, сайт Генофонд.рф, nadezda_markina@mail.ru