В ТюмГУ подвели промежуточные итоги образовательного эксперимента по внедрению учебной дисциплины «Рискология». В качестве электива ее выбрали студенты разных направлений подготовки. Апробация нового предмета шла в условиях начала пандемии COVID-19, результаты опубликованы в журнале «Проблемы анализа риска».

«Новый курс, выбранный студентами в рамках построения индивидуального образовательного маршрута, помог им преодолеть стадию высокого риска восприятия действительности, которая возникла при пандемии в России, — рассказал автор курса, профессор ТюмГУ Валерий Гамукин. — Считаю, что нужно расширять эту практику и дополнять образовательные программы в вузах, вне зависимости от их направленности, дисциплинами, раскрывающими природу риска в жизни человека и дающими умения ими управлять».

На курсе, помимо теоретических тем, много внимания уделяется практическим навыкам развития рискового восприятия действительности. Так, в самом начале занятий студенты определяют круг рисков в их текущей жизни и идентифицируют их смысловое наполнение, одинаковое для восприятия всеми. Последний аспект очень важен, т. к. от того, насколько каждый обучающийся воспринимает содержание того или иного риска одинаково со всеми, зависит результат оценки рисков, пояснил В. Гамукин.

При обучении использовался набор из 15 различных рисков. Учитывались риски природы, неравенства, кризиса и коммуникации, свободы и неорганизованности, некомпетентности. В числе рисков разбирались также риски усталости, непредсказуемости, потери здоровья, утраты ресурсов и ошибки. Кроме того, рассматривался риск любви, возникающий при появлении потребности ценить что-то выше, чем все остальное, но без объяснения причин. Студенты еженедельно проводили прогнозную оценку каждого риска на предстоящую неделю. В конце недели — оценивали фактический уровень риска и снова давали прогнозную оценку на неделю.

«В анализируемый период начались события, связанные с пандемией COVID-19 и отменой процесса очного обучения. Студенты были вынуждены переживать этот комплекс стрессов индивидуально. Это стало редким случаем постановки социального эксперимента в реальном времени», — рассказал В. Гамукин.

В итоге была выявлена устойчивая группа рисков-лидеров. Это риски усталости, непредсказуемости, свободы, коммуникации и неорганизованности. Причем, высокий ранг эти риски получили как в прогнозной, так и в фактической оценке.

В ТюмГУ уверены, что полученные знания и практические навыки обеспечат аналогичное восприятие других событий в их жизни и профессиональной деятельности.