В современной науке доминирует «коллективный научный гений». К такому выводу пришли ученые из ТюмГУ, изучив индивидуальные и коллективные стратегии научно-исследовательской деятельности сотрудников региональных и столичных вузов (Томска, Тюмени, Москвы и Санкт-Петербурга). Результаты работы опубликованы в журнале «Социология науки и технологий».

«Сегодня практически не встречаются исследователи, работающие в одиночку, а если они и существуют, то не обособленно, а будучи включенными в научные группы. Интернет позволяет присоединиться к коллективному гению за пределами организации или города. Дистанционное творчество — в том числе научное — зарекомендовало себя в период пандемии коронавирусной инфекции и вызванной ею самоизоляции мирового населения. Этому способствует и перемещение фокуса внимания на междисциплинарность, — сообщила доцент ТюмГУ Галина Ефимова. — Научное сотрудничество может принимать разные формы в зависимости от сферы наук, расстояния между сотрудниками и традиций».

Среди преимуществ коллективной работы респонденты чаще всего называли значимость коммуникации в коллективе, объединение специалистов с уникальными компетенциями и разделение труда, позволяющее получить быстрый и качественный результат за счет синергетического взаимодействия участников, экономия времени и ресурсов. В числе недостатков — трудности определения личного вклада, сложности взаимодействия в команде и необходимость поддерживать мотивацию работников, а также длительное принятие решений. Среди коллективистски настроенных информантов социологи выделили три группы исследователей: коллективисты по инерции, прирожденные и вынужденные коллективисты.

«Сделаем поправку на сферы наук. Преимущественно в гуманитарных направлениях эффективность сохраняет индивидуальный научный поиск и персональное научное творчество», — подчеркнула Галина Ефимова.

Любопытно, что сотрудники региональных университетов чаще, чем их коллеги из столичных вузов, видели причину вынужденного индивидуализма в отсутствии единомышленников в регионе или стране. Они обозначили затруднения в поиске единомышленников из числа зарубежных коллег, в том числе вызванные их низкими языковыми компетенциями.

«Не считаю себя индивидуалистом, жизнь заставила: мне не с кем состыковаться в науке. На международном уровне есть люди, с кем можно научные исследования проводить, но установить контакты не получилось из-за объективных причин: незнание языка», — признался один из профессоров. Исследование показало, что выраженной индивидуалистской стратегии придерживаются не более десятой части информантов.

Во время интервью информанты упоминали конкретные научные отрасли, в которых, по их мнению, преобладает персональное научное творчество. «Специфика зоологических, энтомологических исследований предполагает индивидуальную работу. В коллективе здесь нечего делать», — сказал проректор по науке. «В исторических науках людей знают не по большим проектам, а по их индивидуальным достижениям», — призналась профессор. «В XXI веке не представляю ученых-индивидуалистов за исключением философов, которые все из головы берут и анализируют. В естественных науках ученый-индивидуалист не выживет, в лучшем случае, он будет в роли исполнителя, лаборанта, инженера», — сообщила доктор философских наук.

По мнению социологов, внимание к существующим преимуществам и недостаткам коллективной научной работы в вузах при принятии кадровых решений позволит оптимизировать эффективность работы исследователей.

Исследование выполнено при поддержке РНФ в рамках проекта «Человеческое измерение трансформационных процессов в российских университетах: исторический опыт, тенденции и ответы на вызовы современности» (руководитель — директор Антропошколы Александр Сорокин).